Братское кладбище

Братское кладбище находится на Северной стороне города Севастополя; возникновение его относится к первым дням осады, т.е. к сентябрю 1854 г. по приказу адмирала Корнилова. Сюда свозились все убитые и умершие от ран, ежедневно, во все время 11-месячной осады. Только здесь можно было с достоверностью судить, скольким героям стоил жизни каждый день защиты Севастополя. Убитых солдат привозили на берег бухты в район Николаевского мыса; здесь они лежали рядами – навзничь, имея в руках последний дар товарищей – восковую свечу. С состраданием проезжали воины ночью мимо Николаевского мыса, всегда покрытого мертвыми.

В это время в руках погибших героев зажигались свечи и слабо освещали бледные окровавленные их лица, а море то тихо, то шумно прибивая к берегу волны, словно воздыхало и сожалело о них. Ежедневно подъезжала сюда большая лодка, затем унтер-офицер, прозванный Хароном, переправлял убитых на баркасах на Северную сторону бухты, подчас под падающими в воду вражескими бомбами и ядрами. Могилы для общих захоронений готовили заранее.

Иногда в братских могилах хоронили по сто и более солдат и матросов. Только некоторые моряки, семейства коих долго еще, почти до последней минуты, оставались в осажденном городе, умирая, имели утешение, что родная рука смежит им очи, жена и дети проводят до могилы, обольют ее слезами. Все до последнего матроса, были хоронены в гробах, сколоченных часто из досок забора и дверей собственного жилища. На месте братских захоронений ставился деревянный крест, или просто клали камень.

Каждый день появлялось несколько таких могил; таким образом, за время 11-месячной осады Севастополя образовалось Братское кладбище. Кладбище не случайно называется Братским. Здесь несколько сотен общих захоронений, в которых погребены десятки тысяч ныне безымянных нижних чинов, павших на поле брани «За Веру, Царя и Отечество». В настоящее время сохранилось 472 братские могилы. Часть надгробий разрушена.

Севастопольское братское кладбище

(Афанасий Фет)

Какой тут дышит мир! Какая славы тризна
Средь кипарисов, мирт и каменных гробов!
Рукою набожной сложила здесь Отчизна
Священный прах своих сынов
Они и под землей отвагой прежней дышат…
Боюсь, мои стопы покой их возмутят,
И мнится, все они шаги живого слышат,
Но лишь молитвенно молчат.
Счастливцы! Высшею пылали вы любовью:
Тут, что ни мавзолей, ни надпись,- все боец,
И рядом улеглись, своей залиты кровью,
И дед со внуком, и отец.
Из каменных гробов их голос вечно слышен,
Им внуков поучать навеки суждено,
Их слава так чиста, их жребий так возвышен,
Что им завидовать грешно…